pravosudovs

Categories:

Строил ли Сталин коммунизм?

Прочитал книгу австралийского историка Шейлы Фицпатрик «Команда Сталина». Поскольку сам я по образованию историк, то не скажу, что книга стала для меня откровением. Однако в ней хорошо подобран материал из разных источников о взаимоотношениях внутри сталинской команды. Что осталось в качестве резюме: Сталин и его команда были отличными тактиками, им удалось решить огромное число практических задач. Однако возникают два ключевых вопроса: 1) Можно ли было провести индустриализацию и победить в войне с меньшими жертвами? 2) Могли ли эти люди построить коммунизм?

На первый вопрос можно ответить положительно, так как число жертв теоретически всегда может быть меньше при более грамотном руководстве. Но самое сложное это ответить на второй вопрос, так как коммунизма пока не удалось построить никому в мире. Не удалось это и команде Сталина. Здесь возникает другой вопрос: Пытались ли они построить именно коммунизм? Ведь коммунизм им представлялся далекой перспективой, а строили они социализм в одной стране, в затем расширили его на ряд других стран.

Для начала вспомним классические 7 основных принципов построения социализма И.В.Сталина:

1. В вопросе государственного устройства - это прежде всего диктатура трудящихся - класса производителей средств жизнедеятельности всего общества страны. Только этот класс способен построить настоящий а не бутафорский социализм, максимально быстро подавить сопротивление эксплуататоров - синдиката государственных деятелей олигархов и обслуживающего их криминала.

2. Общественная (общенародная) собственность на основные орудия и средства производства. В не стратегических отраслях народного хозяйства - в сфере бытовых услуг, производства товаров бытового назначения и сфере общественного питания наравне с предприятиями общенародной собственности действуют предприятия кооперативной (для средних и малых предприятий) и частной (для малых предприятий) формы собственности. Экспроприация всех крупных заводов и фабрик, их национализация - передача в общенародную собственность и управления ими именно государством диктатуры тружеников при непосредственном участии самих трудовых коллективов данных предприятий.

3. Национализация всех капиталистических банков, слияние их в один государственный банк и строжайший контроль за его деятельностью со стороны государства диктатуры трудящихся.

4. Научное, плановое ведение народного хозяйства из одного, главного центра. Обязательное и неуклонное применение принципа: от каждого по способности, каждому по его труду, распределения материальных благ в зависимости от качества и количества труда каждого.

5. Обязательное господство идеологии научного материализма.

6. Создание таких вооруженных сил, которые бы позволяли защищать завоевания революции, всегда помнить, что революция только тогда что-либо стоит, если она может и умеет защищаться.

7. Беспощадное силовое и вооруженное подавление контрреволюционеров и иностранной агентуры - нынешнего паразитического класса - синдиката олигархов и нуворишей в спайке с госдеятелями и чиновниками - расхитителями народного благосостояния.

Как мы видим основной упор делается на усиление государства, правда постоянно оговаривается, что это пролетарское государство. Но как известно, ещё в начале 1920 года была очень активна, так называемая «рабочая оппозиция», которая говорила, что раз в России победила пролетарская революция, то и управлять страной должны рабочие, а не интеллигенты из большевистской партии. А поскольку организуют совместную деятельность рабочих профсоюзы, то их роль в управлении государством должна быть усилена. Лидером этой платформы, естественно был профсоюзный босс Шляпников. Руководство большевиков во главе с Лениным выступили против этой точки зрения и сохранили за партией главную роль в управлении страной.

Другие социалистические партии в стране были запрещены. В дальнейшем борьба шла внутри одной партии. При этом, ещё при Ленине было запрещено образовывать фракции внутри правящей партии. Победителем во внутрипартийной борьбе стала команда Сталина, которая сделала ставку на усиление контроля над региональными партийными ячейками. Ведь именно они направляли делегатов на съезды партии, которые формально избирали руководителей партии и страны. 

Постепенно это привело к усилению роли партийного аппарата, подавлению инициативы и тотальному контролю над обществом. При этом провозглашалось, что строительство коммунизма продолжается. Но коммунизм это царство свободы, творческого труда, самоуправление трудовых коллективов, отсутствие государства, «от каждого по способностям, каждому по потребностям» и т. д. 

Сегодня уже мало кто верит в то, что возможно построение коммунизма в одной стране. Враждебное окружение вынуждает тратить много сил и средств на оборону, поиск агентов врага и т.д. Значит главным для построения коммунизма является агитация сторонников нового строя по всему миру. Их нужно объединять в самоуправляющиеся организации, как производственные, так и общественные.

По инициативе Ленина ещё в 1919 году был создан Коммунистический интернационал, который объединил коммунистические партии разных стран. Подразумевалось, что Коминтерн будет бороться за победу социалистических революций в разных странах. Однако по мере того, как власть в СССР получила сталинская группа, Коминтерн превратился в инструмент внешней политики СССР (несогласные с этим были устранены). Многие недовольные таким подходом коммунисты были уничтожены. 

Особенно сильно по позициям международного коммунистического движения ударил пакт о ненападении, который СССР подписал с нацистской Германией в 1939 году. Ведь совсем недавно люди со всего мира по призыву Коминтерна приезжали в Испанию, чтобы воевать с фашистами. А теперь Советский Союз подписывает соглашение с Германией, чтобы получить в сферу своего влияния ряд территорий соседних стран. С точки зрения руководства СССР это был выгодный шаг, с точки зрения многих зарубежных коммунистов это был союз с дьяволом по разделу мира.

Стоит отметить, что руководство СССР пыталось присвоить себе монополию на марксизм. Однако были и другие марксистские партии и группы по всему миру. Но Сталин считал, что они хуже фашистов, так как пытаются обмануть рабочих и подчинить их власти буржуазии. Однако социал-демократы боролись за права рабочих, за усиление демократии. В результате это привело к улучшению положения рабочих во многих странах. Рабочим было сложно понять, почему они должны поддерживать представителей Коминтерна, которые по сути боролись за интересы сталинского руководства СССР. Тем более, что руководители Коминтерна: сначала Зиновьев, а затем Бухарин оказались предателями и были расстреляны.

Ближайшим соратников Сталина был Молотов. Он на протяжении долгого времени возглавлял правительство СССР, а Сталин руководил партией. До самой смерти Молотов говорил о том, что репрессии 1930-х годов были необходимы, так как перед войной нужно было избавиться от потенциальных предателей. Однако незадолго до своей смерти Сталин решил избавиться от него. Началась подготовка процесса против Молотова, который должен был предстать на нём в качестве «английского шпиона». Помешала этому только смерть Сталина. Молотов не захотел признать себя потенциальным предателем. По его версии Сталин постарел и стал параноиком.

Сегодня снова растёт интерес к путям построения коммунистического общества. Уровень развития производительных сил уже позволяет обеспечить население планеты всем необходимым. Вопрос заключается в том, что элиты хотят сохранить своё господство и привилегии. Им нужна власть и возможность доминировать над другими. Следствием становятся войны, массовые протесты, экологические катастрофы и т.д. 

Нужно придумать механизм уравновешивания интересов индивида и общества. Вспоминаются классические определения: свобода это осознанная необходимость, не делай другим того, что не хочешь, чтобы сделали тебе. Психологи говорят, что современная реклама направлена не на сознание человека, а на его базовые инстинкты: выживание, продолжение рода, доминирование. У человека за много поколений в подсознании осели опасения за свою жизнь, за своё потомство. Для сохранения спокойствия ему нужно накапливать имущество и доминировать над другими. Необходимо создать такую систему, чтобы человек был уверен, что если он не будет нарушать права других, то его жизни и жизням его детей ничего не будет угрожать. А доминировать нужно за счёт полезных  дел для общества. Но и в этом случае остаётся вопрос о том, что делать с людьми, которые получают удовольствие от насилия в отношении других людей. Природа зла ещё до конца не раскрыта.


Комментарии:

Александр Фирсов: 

Сталин получил в России диктатуру пролетариата от Ленина. Под названием "коммунизма". Посмотрел вокруг и увидел, что это — хорошо. Что диктатура это его, а не пролетариата. И что коммунизм это только для него и приближенных.
Все вокруг кричали о том, что надо построить диктатуру пролетариата и такой же коммунизм во всем мире.
Посмотрел Сталин внимательно на эту идею, и решил, что это — хорошо. что его мировая диктатура под названием "коммунизм во всем мире" ему совсем не помешает.
И начал строить в России военную машину для захвата всего мира, а во всем мире плодить организации, которые бы поддерживали идею диктатуры пролетариата и коммунизма под его, Сталина, руководством.
И стравливал Сталин для этого в Европе Францию, Англию и Германию, и сговаривался тайно с Гитлером о разделе Польше. И сговаривался тайно с Францией и Англией о противостоянии Гитлеру. И захватывать начал Польшу и страны Балтии. Но только через 17 дней после Гитлера, когда Франция и Англия уж объявили войну Гитлеру, чтобы оказаться как бы и не при чем.
И надеялся, что когда ослабнут в противостоянии страны Европы, тогда возьмет он всю Европу практически голыми руками, а там, глядишь, и весь мир получится.
Но Адольф "17-дневный кидок" в сентябре 39-го года не простил. И, захватив Францию, вместо того, чтобы пойти на Англию, пошел на Россию. И хоть и разбил Сталин Гитлера, но получил в Европе и Германии только кусочек. И не получил мирового господства.
Отчего и парад принимать не стал, и вскоре помер после !оглушительной победы" страны, но "поражения мировой диктатуры пролетариата и мирового коммунизма".


Юрий Корн: 

По частностям материал интересный. Но вообще-то еще Маркс в "Критике готской программы" подробно объяснил, почему ориентация на "трудовой доход", на распределение по труду, отбрасывает общество даже с обобществленными средствами производства обратно вплотную к капитализму, тянет за собой его "родимые пятна" и консервирует рабское положение трудящихся. Но и указанное обобществление не удалось: национализация не является обобществлением, так как демократические процедуры, даже там где они соблюдаются властью добросовестно, не дают народу власти (в силу его пассивности, неподготовленности и подверженности манипуляциям), — то есть государство при такой организации власти не может быть "народным", представителем интересов общества, а не бюрократической верхушки.

Для строительства коммунизма необходимо как минимум знать, что именно строить. :) "Изобилие" — это советская сказка от беспомощности предложить осмысленную конструкцию коммунистического способа производства. А это именно способ производства, основанный не на наемном труде, как нынешний, а на свободной деятельности членов общества.

"А доминировать нужно за счёт полезных дел для общества"

Это предполагает прямой учет их полезности вместо опосредованного рыночного (частнособственнический капитализм) или чиновничьего (государственный капитализм). Материальная предпосылка для этого, — IT-инфраструктура, — развивается.

Николай Хренков: 

На мой взгляд статья у тебя получилась хорошая и толковая кроме разве концовки, где ты ударился в лирику. Все остальное по делу, разве, что не до конца структурировано, к одной и тоже теме возвращаешься несколько раз, а другие оставляешь недосказанными. Но это уже второстепенно. 

Мы имеем несколько тезисов. Первый – Сталин не строил коммунизма, строил социализм и планировал ли построить?. Жаль, что ты не привлекаешь работу Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». Там как-раз есть  ответ на эти вопрос. Если вкратце – то Сталин все-таки планировал строить коммунизм путем перехода от товарного производства к прямому продуктообмену. Насколько это было реально – это вообще отдельная тема, сейчас важно другое – коммунизм как цель он видел и к ней стремился. Хрущев, как мы знаем, тоже и даже срок назначил победы коммунизма. Но что-то пошло не так, причем еще у Сталина, не говоря об остальных. То есть цель то была, но исполнение хромало, причем, судя по всему, не только на практике, но и в теории. На практике, коммунизм как цель была де-факто заменена на усовершенствованный социализм. Этим путем шли и Тито, и Кадар в Венгрии и Хонеккер и пытался идти наш Косыгин. То есть, это был социализм с элементами капитализма. Идея в сущности продуктивная (можно еще шведские достижения вспомнить), но опять же с исполнением были трудности, где-то получалось где-то  не очень. И одна из причин, ты правильно ее упоминаешь, вынужденные значительные, а порой и чрезмерные расходы на армию и соответственно ВПК.

Второй тезис – монополизация СССР марксистской теории и в ряде случаев непримиримый конфликт с другими социалистическими движениями. То есть мы, хотим, конечно, победы мировой революции, но в сталинском изводе, то есть так как мы ее понимаем. Ты тоже верно это отмечаешь, говоря о Коминтерне и негативных последствиях. Они, кстати, наглядно проявились в Испании и стали одной из главных причин победы Франко. Про Германию 33 года мы тоже знаем, где не сложился блок коммунистов и эсдеков. Есть и другие примеры. То есть СССР Ленина и НЭПа, которые был знаменем для всех левых сил за рубежом, утратил в 30 годы свой масштаб и популярность (хотя она и оставалась на высоком уровне, в том числе благодаря грамотной пропаганде). Сталин, кстати, это понимал и его одно из последних, это было на 19 съезде в 52 выступлений как раз и было посвящено теме развития мировой системы социализма, продвижение этих идей по всему миру. Но для этого надо было отойти от догмы. Кстати в брежневском СССР уже смотрели шире на эти вещи и не придирались к отклонениям за рубежом от единственно верного учения. Но тут была и опасность – широко понимаемый марксизм легко переходил в ревизионизм, а приход ревизионистов в руководство зачастую приводил к изменению политики, к измене революционным идеалам и сдачи позиций капитализму, у которого с Рейгана и Тэтчер открылось второе дыхание и заметно прибавилось агрессии. Понятно, что находить баланс и регулировать этот процесс в интересах мирового социализма, особенно в условиях «холодной войны» было сложно, но, тем не менее, можно. Сама по себе стратегия была правильная, хотя и не всегда четко осмысленная и озвученная – максимально увеличить число стран социалистической ориентации вплоть до полной победы мирового социализма, а после нее уже перейти к следующему этапу – строительству коммунизма. То есть строить коммунизм в отдельно взятой стране, как это делалось и в значительной степени получилось с социализмом, необходимости не было вплоть до победы социализма в большинстве стран. Но, увы, победы не случилось. Наоборот она обернулась тотальным поражением, но не социализма в целом, а именно ее СССРовской модели. Отчего и почему – вопрос, который ты постоянно задаешь собеседникам в своих передачах, тоже отдельная тема. Но сам факт поражения советской модели социализма, еще не значит поражения социализма как теории и практики. Наша песня хороша – начинай с начала. Только, к сожалению, нет ориентира, нет знамени, каким был СССР. Это место мог бы, да и должен бы был знать Китай, но в силу ряда причин, в первую очередь внутреннего характера, он не может (точно не знаю, пока или вообще) этого сделать. В основе СССР была Россия (широкое понятие с учетом Украины и Белоруссии) с ее мессианскими традициями и готовностью идти на жертвы ради других. Как бы большевики и коммунисты не ругали это мессианство, но действовали зачастую именно в этой логике. Это было прекрасно с одной стороны и способствовало распространению социалистических и коммунистических идей, но с другой стороны лишало нас возможности создать привлекательный пример, как это было у США в виде красивой витрины.  То есть витрина победила жертвенность и всеобщее братство. Почему – в значительной степени (но не только) в  силу человеческой природы. Ты тоже, хотя и смазано, касаешься этой темы. Но в целом с логикой твоих рассуждений согласен. Для строительства социализма и в дальнейшем коммунизма необходима критическая масса людей, исповедующих эти ценности. Не узкий круг революционеров, а максимальное количество обычных граждан, которые уже и выдвинут лучших из своих рядов для теоретического и практического воплощения этих идей. 

Александр Штибин:

Иосиф Виссарионович прекрасно знал, что будет после его ухода и именно по этой причине удалил от себя и подверг не судебным преследованиям своих самых ближайших многолетних помощников. Эти замечательные люди должны были по факту превратиться в пострадавших от Сталина и тогда новые руководители СССР будут вынуждены их реабилитировать. Это к стати сработало! Не могло не сработать! Случай с Вячеслав Михайловичем по моему из этого числа!
Что же касается жертв, которых могло бы быть меньше, то наверное замечательный историк Шейла Фицпатрик по моему не достаточно представляла себе кем на самом деле являлся Вождь немецкого народа. Главная сила Германии это гипнотическая, не человеческая сила воздействия Гитлера на массы, причём по обе стороны границ и фронтов. Полная аналогия Наполеону. Именно поэтому и отступали , а не потому, что русские плохо сражались. Главная задача была сломать и Наполеона и Гитлера психологически, что в конечном счёте и удалось. Две Великие войны, при чём при абсолютно противоположных формах правления. Император и генеральный секретарь ВКП(б). Боже царя храни и союз не рушимых республик свободных. Армия императорская и армия Советская. Но сколько аналогий, только столицы поверженные разные Париж и Берлин , но это ничего не меняет по сути!

Иван Федоров:

Даже если предположить, что способ производства был социалистический, то ему, ОБЯЗАТЕЛЬНО, должна была сопутствовать демократическая форма правления, а как иначе управлять общенародной собственностью? Вот этот сталинско-ордынский способ правления в эпоху капитализма и был основной причиной катастрофы СССР.
*Рабочая оппозиция* Шляпникова - большевика с 1903 года, замечательного токаря, работавшего на заводах Европы, могла бы стать второй партией - конкурентом большевикам. Но победивший большевизм уже ни с кем ни хотел делить власть. Шляпников подвергался репрессиям и, конце концов, под надуманными обвинениями был расстрелян в 1937 году.

Сегодня история повторяется - победивший путинизм тоже ни с кем не будет делиться властью и убирает с дороги всех оппонентов, ибо путинизм это эволюция большевизма.
Автору спасибо.

Владимир Шаталов:

Смертельная ошибка Сталина.
«В действительности же после войны, незадолго до своей гибели, Сталин второй раз в своей жизни принял решение оторвать партократию от власти и вообще свести партийный аппарат до состояния, когда он не имел бы никакого влияния на государственные дела. Он прекрасно видел, что партия уже выполнила свою историческую миссию и теперь только мешает бурному развитию страны и государства. Он не видел в ней, особенно в партаппарате, чего-либо прогрессивного.

Известно, например, что когда А.А. Жданов предложил созвать съезд партии для обсуждения проблем развития и истории, то Сталин, по словам сына А.А. Жданова – Ю.А. Жданова, - ответил: « Партия… Что партия… Она превратилась в хор псаломщиков, отряд аллилуйщиков… Необходим предварительный, глубокий анализ».

На протяжении ряда послевоенных лет Сталин осуществлял этот глубокий анализ, резюмирующую суть которого блестяще изложил Д. Кропотов. Изложение приводится по материалам упоминавшейся выше книги С. Миронин «Загадка 37 года. Сталинский порядок». (М., 2007).

Только через 7 лет после войны Сталин решился на попытку постановки партноменклатуры под контроль народа (сразу же заметим, что второй раз. – А. М.). На XIX съезде ВКП(б) Сталин, несомненно, попытался учесть свои ошибки (имеются в виду ошибки 1937 г. - А. М.)

…Сталин решил начать с изменения статуса партии. Наибольшей проблемой страны, ещё более усугубившейся после окончания Великой Отечественной войны… было своеобразное «двоевластие». По Конституции вся власть принадлежала советским органам, а фактически всем управляли органы партийные, во главе с Политбюро. Это было более или менее терпимо в годы Гражданской войны и во время угрозы иностранной интервенции, когда члены партийного руководства были кровно заинтересованы в успешном преодолении молодым советским государством всех трудностей, в создании мощной армии и промышленности. Партийные руководители несли полную ответственность за успех социалистических преобразований. И эта ответственность не исчерпывалась опасностью просто ухода в отставку. Победа контрреволюции неизбежно привела бы к физическому устранению лидеров большевиков, причём просто расстрел для них был бы ещё достойным итогом, многие из них могла ждать не просто смерть, а мучительная смерть – пример сожжённого в паровозной топке Сергея Лазо об этом свидетельствовал совершенно ясно. В этих условиях «двоевластие» было оправдано и эффективно. Советские органы, руководители промышленности делали своё дело, а за ними надзирали и присматривали партийные чиновники, которые под влиянием угрозы своей жизни не могли предаваться волоките, бюрократизму и безделью.

Однако положение изменилось после международного признания СССР, после его успехов в индустриализации, создании своей мощной армии, особенно после победы в Великой Отечественной войне. Теперь уже коммунизм и коммунисты приобрели большой авторитет во всём мире как основная сила, уничтожившая фашизм. В это время уже не было угрозы лишиться жизни, как это было в годы Гражданской войны, тем партийным руководителям, которые завалили порученное им дело. Осталась угроза со стороны начальства, во главе со Сталиным, но с этой угрозой помогала справиться круговая порука и солидарность партократов. Кроме того, сами по себе партийные руководители занимались только контролем, а не реальной работой, как руководители промышленных предприятий – члены «новой команды» Сталина.
Сталин как глава государства легко мог контролировать работу промышленности, а как можно было проконтролировать контролёров – партийных чиновников? Ранее их контролировал страх перед победой контрреволюции или приходом немцев, суливший всем коммунистам смерть. А теперь, после победы в Великой Отечественной войне, коммунистом стало быть выгодно и безопасно. Вместе с устранением угрозы для благополучия партийных чиновников со стороны дела исчезла и ответственность этих чиновников за то, что они делали. Попасть в партию, в ряды контролёров, которым самим делать ничего не надо, а только руководить другими, стало заветной мечтой массы проходимцев и карьеристов.

Противостоять им можно было только одним способом – и Сталин неизбежно пришёл к его осознанию. Следовало, как он и мечтал ранее, превратить партию в «орден меченосцев», убрать возможность для членов партии почивать на лаврах, отстранить её от соблазнов политической власти. Если нет «пряника», а есть только одна тяжёлая работа по пропаганде коммунистических идей, - нет и необходимости защищать партию от нашествия проходимцев и карьеристов.

Именно на такое отстранение партии от государственной власти, на сосредоточение на работе по агитации и пропаганде, работе, которая не должна была приносить никаких дивидендов в виде красивых должностей, возможности не отвечать ни за какое реальное дело. И были направлены реформы Сталина, озвученные им на XIX съезде:

- партия поменяла своё название, с ВКП(б) на КПСС… Сталин тем самым желал подчеркнуть подчинённое положение партии по отношению к советскому государству;

- Политбюро было упразднено не только фактически (в начале 50-х годов оно уже и так выполняло чисто номинальную функцию – большинство вопросов Сталин, как глава правительства, решал со своими заместителями), но и юридически – вместо компактного всесильного органа партии оно превратилось в Президиум ЦК КПСС, орган. Состоящий из двух десятков человек и поэтому неспособный к оперативному руководству партией. «И эта замена Политбюро на Президиум означала, что партия лишается органа, непосредственного руководящего всей страной, и ей создаётся орган, который руководит только партией и то – в перерывах между пленумами ЦК».

- Сталин ликвидировал в партии единоначалие – сделал то, что хотел сделать ещё в 1927 г. Должность генерального секретаря была упразднена, а секретарей ЦК стало 10 человек. Причём вместе они не образовывали никакого органа, просто все 10 вошли в Президиум, в котором опять-таки, по Уставу, не было никакого председателя, никакого главного. Дело в том, что единоначалие нужно для хорошего управления организацией, для того чтобы вся организация была сильной. Но единоначалие мешает дискуссиям, «поиску истин». А поиск истин, агитация и пропаганда коммунизма – это именно то, на что Сталин собирался нацеливать «орден меченосцев» - партию коммунистов.

- Сталин… позаботился и о том, чтобы после его ухода из секретарей партии ЦК не вздумал создать себе нового вождя, так сказать, неформального. Известно, что на Пленуме ЦК, сразу после XIX съезда, Сталин обрушился с уничтожающей, зачастую не слишком справедливой критикой на своих ближайших подвижников – Молотова и Микояна. Обычно «исследователями» этот демарш Сталина объясняется его маразмом на почве паранойи (чего в действительности никогда не было в помине. – А, М.).

…Гораздо более реалистичное и логичное объяснение такого поведения Сталина состоит в том, что, уничтожив единоначалие и готовя свой уход из партии, Сталин заботился о том, чтобы у партноменклатуры не возникло соблазна это единоначалие вновь ввести, назначив вождём кого-нибудь из старейших членов Политбюро.

Небольшой комментарий. Трудно не согласиться с тем, что это действительно более реалистичное и логичное объяснение. Однако это далеко не все. За годы войны и первые послевоенные годы у Сталина скопилось достаточное количество данных о явно неблаговидном поведении тех же Молотова и Микояна. Это были данные официальных спецслужб (разведки и контрразведки), а также личной разведки и контрразведки Сталина. По имеющимся у автора данным от высокопоставленного сотрудника личной разведки Сталина Константина Мефодиевича, Сталин располагал сведениями об особо конфиденциальных личных контактах Молотова и Микояна с некоторыми мощными закулисными силами Запада. Предать их огласке он не мог, но сильно одернуть бывших товарищей по Политбюро - запросто. Что он и сделал, в том числе и в назидание остальным. А те и так знали, за что Сталин на них ополчился.

Десятилетия спустя, уже в наше время, когда на русском языке была опубликована блестящая книга бывшего высокопоставленного сотрудника британской разведки Дж. Коллемана «Комитет 300», то оказалось, что, например, А. Микоян входил в состав Комитета 300. А в отношении Молотова стали ползти обретавшие со временем все более серьезную плоть слухи о каких-то его связях с оставшимся после 1917 года масонским подпольем в СССР. Кстати говоря, реакция самого Молотова на слухи о масонах более чем показательна: он ёрнически делал вид, что то ли вообще не понимает, о какой якобы чертовщине идет речь, то вообще высказывался на эту тему насмешливо, сводя все к грубоватым шуткам… Однако такой опытнейший политический и государственный деятель, как Молотов, метко прозванный писателем Ф. Чуевым «полудержавным властелином», не мог не знать о существовании масонского подполья как в дореволюционной России, так и особенно в Советской. Тем более он не мог знать, за что многих из так называемых ленинских гвардейцев в 1937- 1938 гг. поставили к стенке…

- Состав Президиума был определён в 25 членов и 11 кандидатов (имеющих совещательный голос). По сравнению с 9 – 11 членами Политбюро (тем более во главе со Сталиным. – А. М.) это получился очень многоголосый колхоз. Однако не надо думать, что Сталин не понимал, что делает. Большинство из этих 25 человек были не партийные, а государственные деятели, которые… подчинялись Председателю Совета Министров (то есть самому Сталину. – А. М.) и, соответственно, Верховному Совету (парламенту. – А. М.) Таким образом, власть в партии (даже в партии. А. М.) перешла от партийной номенклатуры к Советской власти (строго говоря – её номенклатуре).

- Будучи последовательным в устранении единоначалия в партии, Сталин попытался уйти с должности секретаря ЦК по старости и подал соответствующее заявление в ЦК.

Но партноменклатура понимала, что без вождя как главы партии (даже и номинального, одного из 10 секретарей ЦК – лишь это был Сталин), партия немедленно будет отстранена от рычагов государственной власти. Поэтому этой попытке Сталина они устроили полнейшую обструкцию.

Сталин совершил всего одну ошибку – не смог настоять на немедленном освобождении его от должности секретаря ЦК, с полной ясностью, тем не менее, обрисовав свои дальнейшие замыслы. После этого «у номенклатуры оставался единственный выход из положения – Сталин обязан был умереть на посту секретаря ЦК, на посту вождя партии и всей страны. В случае такой смерти его преемник на посту секретаря ЦК в глазах людей автоматически был бы и вождём страны, а сосредоточенные в руках ЦК СМИ быстро бы постарались сделать преемника гениальным – закрепили бы его в сознании населения в качестве вождя всего народа». Что и произошло. Стране явили «дорогого Никиту Сергеевича Хрущёва» - который, узурпировав власть в стране, в том числе и за счёт государственного переворота 26 июня 1953 года, инициировал процесс будущего развала величайшей державы мира».
(Мартиросян А.Б. Сталин после войны. 1945 – 1953 годы. М. 2014. С. 331- 338.)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded