pravosudovs

Categories:

Станет ли Китай мировым лидером?

Недавно группа экономистов под общим руководством Олега Комолова выпустила исследование под заголовком «Деглобализация». Одним из ключевых элементов этого многостраничного документа является анализ развития экономики Китая и попытка ответа на вопрос: Станет ли Китай мировым лидером и новым гегемоном капиталистической мир-системы?

Авторы пишут:

1. Идея о перемещении центра мир-системы в Азию была и остается популярной в среде представителей мир-системного анализа. Так, Дж. Арриги возвышение восточноазиатского региона ассоциировал с лидирующим положением Японии. Однако кризис «потерянного десятилетия» 1990-х и последовавшая за ним долгая стагнация японской экономики заставили его уточнить свой прогноз, ставя Китай на роль гегемона нового азиатского СЦНК. Как было показано в третьей главе, КНР действительно имеет притязания на то, чтобы вытеснить американский и европейский капитал с рынков Латинской Америки, Африки, Азии, а также активно проникая в сами экономики центра. У Китая сохраняется преимущество дешевой и дисциплинированной рабочей силы, ядерное оружие и относительная независимость финансовой системы.

Если КНР в недалеком будущем присоединится к развитым странам центра в рамках существующей модели неолиберальной глобализации, то кто-то будет вынужден покинуть ядро мир-системы, освободив место для Поднебесной. Таким кандидатом на вылет мог бы стать Европейский Союз, который испытывает серьезное конкурентное давление со стороны Китая и в настоящее время переживает кризис экономической и политической интеграции. Разумеется, такой сценарий может быть осуществлен после серьезных военно-политических конфликтов, к которым Китай, очевидно, готовится, активно наращивая военную мощь, модернизируя армию и флот. В случае успеха КНР может последовать пути соседей по региону и начать перенос производств в менее развитые страны Азии, Африки и Латинской Америки. Их окончательное раскрестьянивание даст капиталистической мир-системе еще около 1 млрд рабочих рук, на которые можно переложить часть трудоемких производств, с одновременным развитием в Китае технологий шестого технологического уклада (ТУ). Однако эффект от экстенсивного роста капиталистической мир-системы будет значительно меньшим, чем в 1970–1980-е гг., когда вставший на путь индустриализации Китай предложил иностранным инвесторам не только большую массу рабочей силы, но и ее высокую концентрацию, которой невозможно достичь через вовлечение в мировую промышленность небольших стран, расположенных на разных континентах. Кроме того, переход КНР в группу стран центра и соответствующая деформация китайского социума в сторону общества потребления усугубит проблемы экологии, которые и сейчас являются значительным вызовам развитию Китая. Таким образом, мировая экономика перейдет в азиатский цикл накопления с центром в КНР. На первой фазе — материальной экспансии — международные экономические отношения будут развиваться менее интенсивно, чем в предшествующие десятилетия, а крупнейшие производители будут в большей степени сконцентрированы на внутреннем потреблении.

В этой связи встает актуальный вопрос: как долго капитализм может идти по пути глобализации, существуют ли исторические границы движения маятника глобализации? Глобализация позволяет центру капиталистической мир-системы перенести бремя кризиса на периферию. Таким образом, ее роль в развитии мирового капитализма становится принципиально важной. Однако в отличие от Р. Люксембург авторы не разделяют гипотезу об «автоматическом крахе капитализма», который может случиться вместе с исчерпанием периферии. Исторические реалии развития капитализма показывают, что гегемон вполне способен самостоятельно создавать себе периферию, разрушая национальные экономики вооруженным путем или подчиняя их политически.

Таким образом, ключевым фактором социально-экономического прогресса, который ознаменовал бы переход к новому способу производства, становится классовая борьба, т. е., в соответствии с идеями В. И. Ленина, борьба организованного пролетариата.

2. Несмотря на большие амбиции китайского капитала на мировое господство, внутренние противоречия социально-экономического устройства создают множество препятствий на пути КНР в центр мир-системы. Учитывая отставание от США и ЕС в освоении технологий шестого ТУ, Китай не сможет выдержать растущего сопротивления со стороны западного капитала. Поскольку преимущества китайской экономики проявляют себя только в условиях высокого внешнего спроса, а также постоянного притока инвестиций, посткризисный период деглобализации, затянувшийся уже более чем на десятилетие, в среднесрочной перспективе может свести на нет потенциал промышленности КНР. В случае реализации идей реиндустриализации Европы и США Китай потеряет основные рынки сбыта.

Капитал западного мира будет оказывать давление на экономику КНР через санкции и торговые пошлины, контроль над передовыми технологиями, доступ к природным ресурсам, через финансовые каналы, в информационно-коммуникационном пространстве, а также военным путем. Преодолеть эти преграды Китай сможет лишь за счет еще большего удешевления своих товаров посредством внутренней девальвации, т. е. урезания зарплат и социальной политики государства, еще большего давления на курс юаня. Это вызовет серьезные социальные потрясения в китайском обществе, которое сегодня не готово на повторение трудовых подвигов прошлых поколений. Эскалация внутренней напряженности может привести к глубокому социально-политическому кризису в китайском обществе и экономическому упадку.

3. Избежать описанного выше развития событий Китай может в случае,

если осуществит отделение от капиталистической мир-системы. КНР станет центром притяжения тех субъектов моровой экономики, которые готовы бороться за выход из отношений экономической зависимости. Союз КНР с такими странами может стать политическим и экономическим противовесом американской гегемонии и вернуть человечество в состояние двухполярного мира. Развитие событий по такому сценарию может стать реальностью в случае победы в КНР политических сил, способных реализовать программу «новых левых». Это будет означать сворачивание неолиберальных реформ, ограничение оттока капитала, ориентацию производства на внутренний рынок и обеспечение роста доходов большинства трудящегося населения страны, борьбу с социальным неравенством и расширение плановых механизмов управления экономикой государством. В более радикальном варианте отделение от мир-системы означало бы для Китая и его союзников полный отказ от капиталистических отношений, что выражалось бы в обобществлении крупных производств, отказ от товарности в экономических отношениях в пользу планомерности, учреждение общественных фондов потребления и принципов кооперации с союзными странами. Эти меры авторы ассоциируют с движением к социализму. Россия также могла бы стать союзником КНР в создании такой интеграционной группировки, однако также лишь при осуществлении значительных политических преобразований в стране, связанных с приходом к власти леворадикальных сил.

Очередной кризис капитализма может создать лишь объективные условия для перехода общества к новой, социалистической ступени развития. Период глобальной турбулентности как никогда обостряет значимость субъективного фактора истории - социально-классовой борьбы. Дело остаётся лишь за тем, чтобы массы взяли на себя смелость стать творцом собственной истории.

В настоящее время Китай по отношению к менее развитым странам проводит политику очень напоминающую колониализм. Прежде всего КНР заинтересован в получении сырья для развития собственной промышленности. Для разработки месторождения полезных ископаемых за рубежом китайские корпорации обычно делают так: Китай даёт кредит на разработку месторождения, однако работы должны проводить китайские компании, устанавливая китайское оборудование и силами китайских рабочих. Транспортная инфраструктура создается по такой же схеме. Получается, что китайские деньги тут же возвращаются назад. А те средства, которые остаются в стране в основном идут на покупку китайских товаров. В отличие от западных стран китайцы пока опасаются использовать прямую военную агрессию. Однако китайские активы в разных странах охраняют вооруженные китайские сотрудники. 

Очевидно, что используя такую схему Китаю сложно рассчитывать на развитие союзнических отношений со стороны стран в которых доминирует китайский капитал. Страны Запада неминуемо будут поощрять недовольных китайским империализмом. США не скрываясь формируют альянсы из стран, недовольных китайской экспансией. Идеологию такой политики разработал известный американский стратег Эдвард Люттвак (см. его книгу «Возвышение Китая наперекор логике стратегии»).

Сегодня формально коммунистический Китай на деле опирается на китайский национализм. Главный лозунг: Китайцы должны жить хорошо! Вряд ли такой лозунг поможет привлечь союзников в других странах (если только речь не идёт о китайских диаспорах). В идеологическом экспорте КНР опирается на Конфуция и классическую китайскую культуру, а не на коммунистические идеи. Стать мировым лидером без союзников невозможно. Китайцам нужно взять на вооружение опыт США, которые в рамках противостояния с СССР поощряли развитие своих союзников в Европе и Азии. Кстати, развитие Китая также было обусловлено этой политикой американцев. Правда, в отличие от ФРГ, Японии и Южной Кореи на территории КНР не было американских военных баз. Именно поэтому теперь Китай может бросить вызов мировому гегемону.

Не секрет, что самая протяженная граница у КНР с Россией и именно наша страна наиболее сильна в военном отношении по сравнению с другими соседями Китая. Если американцам удастся стравить между собой наши страны, то их гегемонии ничего не будет угрожать. Остаётся надеяться, что руководители наших стран это понимают. Можно согласиться с выводом авторов «Деглобализации», что только «левый поворот» в Китае и России сможет привести к долгосрочному союзу наших стран на основе взаимовыгодного сотрудничества и общей идеологии. Национализм может привести только к конфронтации.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded