Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Станет ли Китай мировым лидером?

Недавно группа экономистов под общим руководством Олега Комолова выпустила исследование под заголовком «Деглобализация». Одним из ключевых элементов этого многостраничного документа является анализ развития экономики Китая и попытка ответа на вопрос: Станет ли Китай мировым лидером и новым гегемоном капиталистической мир-системы?

Авторы пишут:

1. Идея о перемещении центра мир-системы в Азию была и остается популярной в среде представителей мир-системного анализа. Так, Дж. Арриги возвышение восточноазиатского региона ассоциировал с лидирующим положением Японии. Однако кризис «потерянного десятилетия» 1990-х и последовавшая за ним долгая стагнация японской экономики заставили его уточнить свой прогноз, ставя Китай на роль гегемона нового азиатского СЦНК. Как было показано в третьей главе, КНР действительно имеет притязания на то, чтобы вытеснить американский и европейский капитал с рынков Латинской Америки, Африки, Азии, а также активно проникая в сами экономики центра. У Китая сохраняется преимущество дешевой и дисциплинированной рабочей силы, ядерное оружие и относительная независимость финансовой системы.

Collapse )

Конкуренция или взаимопомощь?

На днях прочитал интересную книгу «Капитализм для народа. Либеральная революция против коррумпированной экономики». Автор итальянский экономист Луиджи Зингалес, ныне профессор предпринимательства и финансов в Школе бизнеса им. Бута при Чикагском университете, президент Американской финансовой ассоциации. Он эмигрировал в США в 1988 году. «Я бежал от несправедливой системы. Италия довела до совершенства понятие «клановости». Вы получаете должность благодаря знакомствам, а не знаниям. В Италии даже врачи скорой помощи получают повышение в зависимости от политических пристрастий, а не благодаря своим профессиональным заслугам. В Италии самый простой способ разбогатеть заключается в том, чтобы использовать связи в политической сфере и получить правительственный заказ», – пишет он. Переехав в США Луиджи Зингалес радовался открывшимся перед ним возможностям и довольно быстро добился успеха. «Однако вскоре я стал замечать вещи, напоминавшие мне происходившее в Италии. Я наблюдал за превращением американской финансовой системы в систему коррумпированного капитализма по-итальянски. Под угрозой оказываются не только наши деньги, но и наша свобода. Клановость подавляет свободу слова, уничтожает мотивацию к учебе и ставит под удар карьерные перспективы», – отмечает автор.
Спасение экономической и политической системы Луиджи Зингалес видит в усилении конкуренции. Трудно спорить с тем, что чем больше поставщиков товаров или услуг, тем лучше потребителям. Именно поэтому поставщики издавна стараются координировать усилия, чтобы увеличивать прибыльность своих операций. В условиях капитализма политическая власть вынуждена ориентироваться на крупный капитал, который является спонсором избирательных компаний, а также создаёт рабочие места для избирателей. В результате получается, что система работает на то, чтобы богатые неуклонно богатели, а бедные – беднели. Именно этот процесс: стремительного усиления неравенства, мы наблюдаем в мире в последние десятилетия.
Рецепт борьбы с экономическим неравенством прост: прогрессивные налоги на доходы, имущество, наследство. Чем больше человек имеет, тем большую долю он должен платить в государственный бюджет. О справедливости такого подхода писал ещё Адам Смит. В принципе во всех развитых странах имеется прогрессивное налогообложение. Однако налоговое законодательство пестрит таким числом исключений и льгот, что в итоге богатые зачастую платят меньше налогов (в соотношении с доходом) чем бедные и средний класс.
Луиджи Зингалес считает, что налоговое законодательство стоит упростить и отменить льготы для богатых. Он согласен, что налоги должны быть прогрессивными. Однако он не очень доверяет государству. Ведь чиновники тратят часть собранных налогов на себя, а также часто направляют бюджетные деньги на поддержку крупных корпораций, а не на помощь нуждающимся.
Как же можно усилить конкуренцию? По мнению Луиджи Зингалеса – за счёт введения прогрессивного налога на корпоративное лоббирование. «В лоббировании нет ничего дурного; проблема лишь в том, что оно плохо уравновешено. Крупные компании лоббируют непропорционально больше небольших фирм; как следствие, они получают непропорционально большие преимущества. Высокие ставки налогообложения для лоббирования и перераспределение полученных средств для поддержания разнообразных точек зрения позволят уровнять правила игры. Эти меры также позволят ослабить стимулы к лоббированию, поскольку каждая фирма-лоббист будет знать, что часть её средств пойдёт на поддержание противоположной стороны», – пишет он.
При этом Луиджи Зингалес прекрасно осознаёт, что большинство избирателей некомпетентны в экономических вопросах. Он считает, что научные круги должны активнее разоблачать язвы кланового капитализма, чтобы люди узнали правду о реальном положении вещей. В результате политики не смогут открыто подыгрывать обладателям крупных состояний. Но сам он сомневается, что многие ученые осмелятся на такое поведение. Луиджи Зингалес уверен, что постепенно все больше образованных людей окажутся среди проигравших и начнут активно выступать против кланового капитализма.
«Сегодняшние изменения создали множество проигравших и лишь несколько очевидных победителей. До сегодняшнего дня политическая реакция в значительной степени подавлялась: большая часть бремени приходилась на низкоквалифицированных, не имеющих высшего образования работников, обладающих довольно слабым влиянием на политику. Однако со временем состав проигравших изменится. По мере того, как конкуренты будут становиться всё более высокообразованными, бремя расходов придётся нести тем, кто занимает более высокое положение и кто до сих пор получал значительную выгоду от подобного процесса, – ведь относительный уровень их заработка рос, тогда как заработки остального населения не менялись или даже сокращались. Программисты уже ощутили на своих доходах давление, вызванное ростом конкуренции со стороны иностранных компаний. Скоро придёт очередь бухгалтеров, юристов, врачей и учителей. Эти группы обладают намного большим политическим влиянием: они не сдадутся без боя», – считает Луиджи Зингалес. Но если экономисты не убедят «новых проигравших» бороться за честную конкуренцию в экономической и политической сферах, они будут требовать сохранения уровня своих доходов за счет ограничения конкуренции со стороны иностранцев. В этом их могут поддержать и многие корпорации, которые станут требовать новых привилегий и льгот для себя.
Не все исследователи уповают исключительно на благотворную силу конкуренции. Журналистка Наоми Кляйн в своей знаменитой книге «Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф», также разоблачает клановый капитализм и стремительный рост неравенства. Однако она предлагает решать проблемы не за счет усиления конкуренции, а благодаря развитию взаимопомощи. В частности, Наоми Кляйн обращает внимание на рост кооперативного движения в Латинской Америке. Причем речь идёт не только о небольших кооперативах, но и о кооперации между странами.
«Каждая страна поставляет то, что ей легче всего производить, а в ответ получает то, в чем острее всего нуждается, независимо от цен на глобальном рынке. Так, Боливия поставляет газ по стабильным льготным ценам; Венесуэла отдаёт нефть, при сильных государственных субсидиях, беднейшим странам и делится своим опытом разработки месторождений полезных ископаемых; Куба посылает тысячи докторов, которые оказывают бесплатную медицинскую помощь по всему континенту, одновременно обучая студентов из других стран в своих медицинских институтах», – отмечает она.
Наоми Кляйн обращает внимание на многочисленные примеры, когда жители тех или иных стран помогают друг другу в ликвидации последствий стихийных бедствий или разрушительных военных действий. При этом, если люди надеются на правительство или частных инвесторов, то зачастую получается, что лучшая земля оказывается захваченной корпорациями, а беднякам места уже не находится.
Книга Наоми Кляйн была опубликована в 2007 году и с тех пор ситуация во многих странах Латинской Америки сильно ухудшилась. Луиджи Зингалес выпустил свою книгу в 2012 году, и пока усиления благотворной конкуренции в США не наблюдается. Мир продолжает неуклонно катиться к глобальной войне, с помощью которой богатые постараются отвлечь бедных от поиска виноватых. Только вряд ли им это поможет.

Нефть и политика

На вопросы отвечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов

– Сергей Александрович, в условиях разнонаправленной динамики, которую последнее время демонстрирует нефть, как можно оценить ситуацию на нефтяном рынке?
– Это серьезный вопрос, в котором есть несколько важных пластов. На первый взгляд всё просто. В результате «сланцевой революции» резко выросла добыча нефти в США. Одновременно увеличивалась добыча и на Ближнем Востоке. В частности, в Ираке. Предложение превысило спрос, что спровоцировало в середине 2014 года обвал цен, которые продолжают оставаться на низком уровне. ОПЕК во главе с Саудовской Аравией отказалась снижать добычу, чтобы поддержать цены.
Себестоимость «сланцевой нефти» составляет 50­-80 долларов за баррель. При нынешнем уровне цен на нефть в США нет ни одного прибыльного проекта в сфере добычи «сланцевой нефти». Мелкие компании разоряются, а крупные несут многомиллиардные убытки. Объём инвестиций в американской нефтедобыче упал в несколько раз. Десятки тысяч людей лишились работы. При этом объём долгов американской нефтянки превышает 300 млрд долларов. Новых кредитов «сланцевикам» никто уже не даёт. Дальнейший рост числа банкротств нефтяных компаний сильно ударит по банкам, которые их кредитовали. Следовательно, финансовый сектор США, также может накрыть волна банкротств.
­­- Американцы не предвидели такого развития событий?
- Очень хороший вопрос. Но здесь мы вступаем в область предположений. На мой взгляд, ситуацию на нефтяном рынке можно понять только в контексте борьбы США за сохранение мирового лидерства. Не секрет, что Китай уже стал мировым лидером по объёму ВВП, рассчитанному на основе паритета покупательной способности юаня. Если тенденция продолжится, то в районе 2020 года Китай превысит американский показатель и в долларах. Очевидно, что США такая перспектива не радует. Если почитать работы ведущих американских геополитиков, то они говорят о том, что проблему возвышения Китая нужно попробовать решить за счёт России. Если в России будет проамериканский режим, то его можно будет заставить конфликтовать с Китаем. А американцы будут давать нам деньги взаймы и продавать оружие. Они надеются повторить историю Первой мировой войны, когда США стали мировым лидером кредитуя и поставляя свои товары европейским странам, которые ослабляли друг друга в ходе войны.
- Но как это сделать? Ведь российская власть дружит с Китаем?
- Нынешняя ситуация очень похожа на ситуацию конца 1980-х, когда обвал нефтяных цен, спровоцированный Саудовской Аравией (близкий партнёр США) нанес удар и ускорил и без того уже начавшуюся агонию экономики СССР. Россия ещё больше чем СССР зависит от цен на нефть. Правда, себестоимость добычи нефти в нашей стране гораздо ниже, чем в США (5-15 долларов за баррель). Именно поэтому мы видим, что в США в прошлом году началось существенное снижение добычи нефти, а в России продолжился рост. Хотя снижение прибыли российских компаний вынудило их сократить объём инвестиций и в ближайшее время рост добычи практически прекратится. Но всё-таки, у нас речь идёт о снижении прибыли, а не об убытках. Однако на госбюджете падение нефтяных доходов сказывается крайне негативно. В сентябре текущего года в нашей стране состоятся выборы в парламент. Напомню, что прошлые парламентские выборы запомнились массовыми протестами в столице. В этом году американцы могут попытаться использовать аналогичные протесты для проведения в Москве «цветной революции». Правда, я не думаю, что эта попытка окажется успешной.
- То есть снижение цен на нефть направлено исключительно против России?
- Не только. Можете назвать ещё две страны, которые являются союзниками Китая, поставляют значительный объём нефти в КНР и против которых американцы, также ввели санкции?
- Венесуэла и Иран?
- Правильно. Эти две страны, также находятся под ударом. В Венесуэле самая тяжёлая ситуация в экономике, что во многом объясняется высокой себестоимостью добычи нефти. В результате на парламентских выборах в конце прошлого года победила проамериканская оппозиция. Вскоре парламент может потребовать отставки президента Мадуро.
- Но ведь с Ирана санкции снимают.
- Характерно, что санкции снимают партнеры США, а американцы их пока сохраняют. Получается, что американцы разрешают компаниям из Европы и Азии работать в Иране. При этом, американские компании такого права не имеют. Странно, не правда ли?
- Почему же это происходит?
- 26 февраля в Иране состоятся парламентские выборы. В 2009 году во время выборов в Иране была попытка осуществления «цветной» – «зелёной революции», которая провалилась. Теперь можно ожидать повторную попытку. Именно поэтому американцы так много говорят о снятии санкций с Ирана. Им нужно поддержать прозападные силы в этой стране.
- Получается, что если в Иране и в России к власти придут проамериканские силы, то цены на нефть сразу вырастут?
- Да, это можно сделать очень легко. Цена нефти определяется на биржах Нью-Йорка и Лондона. Торги идут исключительно в долларах. Причем объём торгов «бумажной нефтью» в сотни раз превышает реальные поставки нефти. Трейдеры легко могут задрать нефтяные котировки. Повод для этого есть: мы наблюдаем рост спроса на нефть и резкое снижение добычи в США. Во второй половине минувшего года добыча нефти в США снизилась на 500 тыс. баррелей в сутки. В текущем году американцы ожидают снижения суточной добычи ещё на 1,2 млн баррелей. Таким образом, производство нефти в Северной Америке снижается также быстро, как раньше росло.
Кроме того, в Ираке добыча дешёвой нефти продолжает расти, причём работают здесь компании со всего мира. В том числе из Китая и России. И американцы им совершенно не мешают. А ведь в Ираке идёт война, но пока она не затрагивает крупных нефтяных промыслов. Американские самолёты там кого-то регулярно бомбят. Как только американцы решат, что им нужна дорогая нефть, то ситуация в Ираке резко обострится. А американские партнёры из Саудовской Аравии с удовольствием помогут убрать с рынка иракскую нефть.
- Честно говоря, отдаёт конспирологией.
- Тогда можно считать, что американцы просто придурки, которые надули сланцевый пузырь и сами теперь страдают от этого.
- Но ведь, американским потребителям выгодна дешёвая нефть.
- Дешёвые нефтепродукты, действительно стимулируют рост спроса на топливо. Однако США получают около 40% необходимой им нефти за счёт импорта из других стран. В условиях резкого падения собственной добычи и роста спроса, американцы будут вынуждены наращивать объём закупок нефти за рубежом. Это увеличит торговый дефицит США.
- А как же сообщения о том, что США начали экспорт нефти?
- Значительная часть американских нефтеперерабатывающих заводов технологически заточены под переработку импортной нефти. Для того, чтобы перейти на переработку американской нефти их нужно модернизировать. Кто-то сделал эти инвестиции, а кто-то нет. Поэтому американские нефтяники и добились права экспортировать те объёмы нефти, которые не востребованы на внутреннем рынке. Однако на мировой баланс это никак не влияет. Часть американской нефти идёт на экспорт, но такой же объём нужно будет импортировать.
Беседу вел Петр Сергеев

США – это «Титаник»

На вопросы отвечает американский экономист и политолог Фредерик Уильям Энгдаль
Г-н Энгдаль, в своей книге «Столетие войны» вы даёте интересный анализ событий, которые произошли в XX веке. Мне особенно понравилось ваше описание кризиса 1973 года, когда нефть резко подорожала.
– На мой взгляд, очевидно, что в росте цен на нефть виноваты не нефтяные шейхи, а США и Великобритания. Точнее англосаксонские банки, нефтяные компании и военно-промышленный комплекс. К 1971 году золотые резервы составили менее одной четверти официальных обязательств США. Это в принципе означало, что если бы все иностранные держатели долларов потребовали обеспечения золотом, то Вашингтон не смог бы сделать этого. Объявив мировым держателям долларов о том, что их бумага больше не будет обмениваться на золото, президент Никсон «перекрыл кислород» мировой экономике. Мировая торговля после 1971 года стала еще одной ареной спекуляций различными валютами.
Настоящие архитекторы стратегии Никсона находились во влиятельных коммерческих банках лондонского Сити. Сэр Зигмунд Варбург, Эдмон де Ротшильд, Джоселин Хамбро и другие увидели небывалые возможности в никсоновском отказе летом 1971 года от Бреттон-Вудского золотого стандарта. После августа 1971 при советнике Белого Дома по национальной безопасности Генри Киссинджере доминирующей политикой США стал контроль, а не развитие экономик по всему миру. Первоочередной задачей в течение 1970-х годов стало снижение населения в развивающихся странах, а вовсе не передача технологий и стратегий промышленного роста.
Американское Министерство финансов разработало секретное соглашение с Валютным Агенством Саудовской Аравии, официально одобренное в феврале 1975 года. По условиям соглашения, огромные новые саудовские сверхдоходы от продажи нефти должны были быть инвестированы в значительной степени в погашение дефицитов правительства США. В Саудовскую Аравию послали молодого инвестиционного банкира с Уолл-Стрит по имени Дэвид Малфорд, который стал главным «советником по инвестициям» в Центральном банке Саудовской Аравии, чтобы направлять саудовские нефтедоллары в правильные банки, естественно, в Лондоне и Нью-Йорке.
Необходимо обратить особое внимание на то, как нефтяной кризис сказался на ФРГ. Экономика этой страны успешно развивалась, рост промышленных показателей удивлял весь мир. После того, как в 1971 году США перестали обменивать доллары на золото, многие страны стали предпочитать расчеты в немецких марках. В результате марка сильно укрепилась по отношению к доллару, в США это восприняли как угрозу. Тем более, что в 1969 году пост канцлера занял социал-демократ Вилли Брандт, который начал проводить политику по сближению с СССР, как в политической, так и в экономической сферах. Именно он в 1970 году подписал знаменитую сделку «газ – трубы». Более того, во время арабо-израильской войны 1973 года Вилли Брандт объявил, что ФРГ будет соблюдать нейтралитет, и запретил американцам использовать свои базы в Германии для поставок оружия Израилю. Однако США проигнорировали этот запрет. В результате Германия, как и другие страны Запада, испытала на себе действие «нефтяного оружия». Очевидно, что американцы не могли простить такого своеволия стране, которая со времен Второй мировой войны была фактически оккупирована их войсками. В 1974 году последствия нефтяного кризиса привели к банкротству ряд немецких банков и, к ослаблению позиций немецкой марки. Стоимость импортируемой нефти в Германию возросла в 1974 году на невероятную сумму 17 млрд немецких марок, а полмиллиона людей оказались безработными. Шок от внезапного 400% повышения цены на основное энергетическое сырье имел опустошительные последствия для немецкой промышленности, транспорта и сельского хозяйства. В 1974 году Вилли Брандт был вынужден подать в отставку. Его обвинили в том, что он не справился с нефтяным кризисом. Кроме того, «неожиданно выяснилось», что советник Брандта Гюнтер Гийом был агентом разведки ГДР.
Collapse )

Геополитический аспект нефтяного вопроса

В последнее время все принялись обсуждать причины снижения цен на нефть. В принципе ответ очевиден. Все кто постоянно следит за рынком нефти, прекрасно понимали, что резкий рост добычи сланцевой нефти в США неминуемо приведёт к снижению цен. Американцы резко снизили объём импорта нефти, следовательно, кто-то должен был купить излишки, которые образовались на рынке, Однако резкого роста спроса на нефть в мире не наблюдалось. Для того, чтобы сохранить высокие цены кто-то должен был снизить добычу. Но кто захочет сократить свои доходы для блага американцев? Ответ очевиден – их старые партнеры на Ближнем Востоке: Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ. Но они отказались это делать. Почему? Попробую изложить свою версию событий.
Задача №1 для США – сохранить своё доминирующее положение в мире. Для этого им нужно каким-то образом остановить укрепление позиций Китая. Американские стратеги не скрывают, что главным кошмаром для США является союз КНР с богатой природными ресурсами Россией. В последнее время мы как раз и наблюдали складывание этого союза. Сейчас американцы практически не скрывают, что они добиваются смены власти в России. Им бы хотелось, чтобы к власти в России пришли дружественные им и враждебные Китаю политики. Инструментом давления на Россию стали сначала экономические санкции, а затем резкое снижение цен на нефть. Стоит подчеркнуть, что низкие цены на нефть больно ударили ещё и по Ирану и Венесуэле. Лидеры этих стран, также не нравятся американцам. США неоднократно делали попытки осуществить государственные перевороты в этих странах. В самое ближайшее время мы, скорее всего увидим попытки госпереворота в России, а также в Венесуэле и Иране.

Collapse )

Третья мировая война

На вопросы отвечает кандидат экономических наук, заместитель главного редактора журнала "Однако" Андрей Кобяков
– Андрей Борисович, в прошлом году http://pravosudovs.livejournal.com/10695.html мы говорили с вами о том, что США пытаются найти выход из экономического кризиса с помощью развязывания локальных войн (Ливия, Сирия). С тех пор ситуация усугубилась. Войны идут уже не только на Ближнем Востоке, но и на Украине.
– Действительно, мир находится в кризисе. Ситуация сейчас напоминает Великую депрессию 1930-х годов, которая закончилась Второй мировой войной. Получается, что мы стоим на пороге Третьей мировой войны. Меня несколько успокаивает наличие ядерного оружия. Этот фактор сдерживает США от начала тотальной войны против своих конкурентов. Хотя если вспомнить историю, то оружие массового уничтожения иногда исключали из крупных военных конфликтов. Германия во время Второй мировой войны не использовала химическое оружие, хотя в Первую мировую делала это неоднократно, как, впрочем, и другие страны. Пока мы не знаем случаев применения ядерного оружия в локальных войнах.
Войны идут в Евразии, так как США с их помощью пытаются ослабить своих конкурентов – Китай и Россию. Согласно теории экономических циклов Николая Кондратьева, депрессивная фаза развития мировой экономики будет продолжаться приблизительно до 2025 года, так что нам предстоит увидеть обострение конфликтов.

Collapse )

ХАОС ГЛОБАЛИЗАЦИИ

1_Батчиков


На мои вопросы отвечает председатель правления Российского торгово-финансового союза Сергей Батчиков

– Сергей Анатольевич, в начале 2008 года на заседании «Русского интеллектуального клуба» вы выступили с докладом «Глобализация – управляемый хаос». За прошедшие шесть лет хаоса в мире стало явно больше. Это значит, что ваши прогнозы сбываются?
– Хаос становится инструментом управления. Элита США пытается таким образом сохранить свое господствующее положение в мире. Начался этот процесс еще в 70-е годы прошлого века, когда стало ясно, что эпоха «модерна», основанием которой был большой проект Просвещения, подходит к концу – импульс индустриализма исчерпал свой ресурс. В поисках ответов на вызов будущего на Западе было решено демонтировать систему «мягкого», социального кейнсианского капитализма и взять за идеологическую основу нового курса неолиберализм – фундаменталистское учение, предполагающее «возврат к истокам». На этом пути «к истокам» логика борьбы заставила элиту дойти до полного отказа от гуманистических идеалов.
В гуманистической футурологии Тоффлера предполагалось, что постиндустриальное общество будет отличаться от цивилизации «второй волны» особой ролью науки, образования и культуры, а его центральным социальным институтом будет не промышленное предприятие, а университет. Однако «неолиберальная волна» толкнула развитие Запада на иной путь, на тот, который в споре с Вебером предсказывал Зиммель, – путь к господству «ростовщика», спекулятивного финансового капитала. Главными институтами стали не университет и лаборатория, а биржа и банк, соединенные в глобальную сеть. При этом ростовщики рассматривают университеты в качестве своих врагов, так как в их стенах изучаются идеи гуманизма, справедливости, равенства.
Collapse )

Беседа с Сергеем Глазьевым

glaziev[1]

На вопросы журнала «Газпром» отвечает советник Президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции академик РАН Сергей Глазьев

– Сергей Юрьевич, в конце прошлого года руководство РФ приняло решение поддержать экономику Украины путем выдачи крупного кредита и снижения цены на газ. Ваша оценка экономического эффекта этих мер для экономики Украины?
– Эффект, без преувеличения, огромный – уже хотя бы потому, что без такой помощи Украина оказалась бы в состоянии дефолта. Банкротство государства неизбежно затронуло бы всю финансово-экономическую систему, как это произошло в России в 1998 году, когда рухнули системообразующие банки, многие люди потеряли свои сбережения, а страна лишилась возможности привлекать кредиты, подскочила инфляция и так далее. Украину ожидало схожее, а возможно, и худшее развитие событий. Иными словами, первый очевидный плюс – Украине удалось избежать катастрофы.
Второй положительный момент связан с тем, что возникшая благодаря решению о предоставлении кредита стабилизационная пауза дает возможность нашему соседу нормализовать ситуацию с платежным балансом, реализуя эту задачу в увязке со снижением цен на газ. Дело в том, что огромный дефицит торгового баланса Украины, где-то порядка 9–10 млрд долларов, формируется в решающей степени за счет импорта российских энергоносителей, а теперь появляется возможность сократить отрицательное сальдо и выйти на более сбалансированные финансово-экономические показатели. В свою очередь, это снимает риски девальвации гривны и способствует повышению инвестиционной привлекательности, что дает в перспективе шансы на возобновление роста украинской экономики.

Collapse )